Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 Отдельные публикации 

 «Основы стратегического планирования Российской Федерации».

 [Монография - М., ИД "Наука", 2013. -302 с.]

обложка книги,2013

 

 «Роль финансовых инструментов в стратегическом развитии государства». 

[Монография - М., 2011. - 168 c.]

2011

 

 "Проектный офис. Руководство к действию"

[Монография - М., 2016. ]

 

"Стратегическое государственное планирование в России».

[Монография - М., 2010. -175 с.]

обложка книги,2010

Смирнова

Ольга

Олеговна

Персональный сайт

ОПУБЛИКОВАНО: Смирнова О.О., Липина С.А., Беляевская-Плотник Л.А, Бочарова Л.К., Сорокина Н.Ю., Яковенко О.Ю.  ПОДХОДЫ К ПОСТРОЕНИЮ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ В ОБЛАСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ //  Концепция федеральной системы управления рисками в области экономической безопасности.  Сборник материалов всероссийского симпозиума «Проблемы стратегического управления», Москва, 20 февраля 2018 г.  М.: Когито-Центр. 2018. С.45-56

 

ПОДХОДЫ К ПОСТРОЕНИЮ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ В ОБЛАСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Смирнова О.О., Липина С.А., Беляевская-Плотник Л.А, Бочарова Л.К., Сорокина Н.Ю., Яковенко О.Ю.

Аннотация. В статье проведен анализ понятийного аппарата теории экономической безопасности, в том числе рассмотрен зарубежный опыт исследований проблем экономической безопасности. Авторами предложен подход к формированию федеральной системы управления рисками в области экономической безопасности, основанный на комбинировании различных методов экономикоматематического моделирования, в частности, структурного и факторного анализа, имитационного моделирования и нейронных сетей.

 

Ключевые слова: экономическая безопасность, риски в области экономической безопасности, система управления рисками в области экономической безопасности, экономико-математическое моделирование, структурная модель, факторная модель, имитационное моделирование 

 

 

В утвержденной 13 мая 2017 г. Указом Президента РФ №208 «Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года» (далее – Стратегия) провозглашена необходимость разработки системы непрерывного контроля и мониторинга экономической безопасности (далее – ЭБ) с целью детерминации, анализа и оценки угроз национальной экономики РФ и субъектов экономической деятельности. В ст. 2 Указа дано поручение Правительству РФ ежегодно представлять Президенту РФ доклад о состоянии экономической безопасности Российской Федерации и мерах по ее укреплению. Доклад обобщает результаты оперативного контроля и мониторинга состояния экономической безопасности государства и представляет собой документ для принятия управленческих решений, направленных на ее обеспечение в краткосрочной временной перспективе. Полноценная реализация указанных целей требует разработки национальной системы управления рисками как основы обеспечения высокого уровня экономической безопасности Российской Федерации.

Не смотря на то, что в ст.1, п.7 Стратегии представлена трактовка категорий «риск», «вызов» и «угроза» экономической безопасности, в экспертном сообществе продолжаются дискуссии относительно их содержания [1-5, 15], что свидетельствует о «несформированности» понятийного аппарата теории экономической безопасности и в существенной степени затрудняет исследования в этой области научного знания. Другая проблема заключается в том, что до сих пор ни учеными, ни специалистами-практиками не сформулировано четкое представление о системе экономической безопасности государства, о ее структуре и содержании базовых подсистем, что в существенной степени осложняет процесс создания предпосылок устойчивого экономического роста, развития страны, обеспечения ее национальной безопасности.

Академик Л. И. Абалкин в своих публикациях определил смысловое содержание «реактивной» модели безопасности [6], которая может оказаться наиболее эффективной в кризисный период общественного развития. Как и многие другие исследователи, он связывает экономическую безопасность с системой более высокого порядка - государственно-национальной безопасностью. При таком подходе основным объектом защиты от негативных воздействий становится национальная экономика государства, а содержание экономической безопасности определяется как «совокупность условий и факторов», обеспечивающих ее «независимость... стабильность и устойчивость, способность к постоянному обновлению и самосовершенствованию»[6]. Однако такой подход нельзя однозначно трактовать как экономикоцентрированный, поскольку большое значение в концепции Л. И. Абалкина уделено национально-государственной идентификации (осознания своей причастности и единства интересов) разных групп населения.

Другой исследователь, К. Самсонов, констатирует изменения в структуре представлений о содержании безопасности: «В экономической сфере проблемы безопасности рассматривались преимущественно применительно к внешнеэкономической деятельности или экономической преступности. Лишь в последние годы стали уделять внимание и другим аспектам безопасности: экологии, прямым и косвенным последствиям чрезвычайных ситуаций техногенного и природного происхождения, нарастанию организованной преступности. Вызывают озабоченность утрата научно-технического потенциала, культурная и генетическая деградация нации» [7]. Ученый разделяет позицию относительно того, что объектом экономической безопасности выступает национальная экономика, однако дает более широкую трактовку проблем, которые должны являться предметом исследования экономической безопасности государства. Под объектом экономической безопасности исследователь подразумевает не только экономическую систему государства, но и «объекты на пересечении с другими возможными сферами: военной, общественной, экологической, информационной и т.д.» [7]. Поэтому все социальные проблемы и аспекты экономической безопасности входят, по его мнению, в область научного рассмотрения вопроса.

По мнению авторитетного российского исследователя проблем экономической безопасности В.К. Сенчагова, под экономической безопасностью следует понимать «такое состояние экономики и институтов власти, при котором обеспечивается гарантированная защита национальных интересов, социально направленное развитие страны в целом, достаточный оборонный потенциал даже при наиболее неблагоприятных условиях развития внешних и внутренних процессов»[8]. Автором сформулирован институциональный подход к обеспечению экономической безопасности, в соответствии с которым защищенность государства от внешних и внутренних опасностей, вызовов и угроз определяется способностью институтов власти создавать эффективные механизмы зашиты национальных экономических интересов, так как экономический рост, устойчивое развитие, социальная стабильность и т.д.

Резюмируя вышесказанное можно утверждать, что отечественные исследователи под обеспечением экономической безопасности понимают процесс создания таких условий функционирования субъектов национальной экономики, при которых они могут свободно осуществлять свою экономическую деятельность, а также иметь возможности для выхода на новый, более высокий уровень развития в условиях неопределенности и риска.

Для более полного понимания содержания обеспечения экономической безопасности в современных экономических условиях, обратимся к зарубежному опыту исследования проблем экономической безопасности. К настоящему времени за рубежом сложились два основных концептуальных подхода к пониманию сущности экономической безопасности.

Первый подход возник и получил распространение в развитых странах Европы и США. Экономическая безопасность понималась как доминирование  высокоразвитой страны на  внешних  рынках  за  счет реализации ее  более  мощного экономического  потенциала. Следует отметить, что этот подход был преобладающим в ХХ веке, но отдельные страны мира, в частности, США, до сих пор используют его при формировании государственной политики обеспечения национальной и экономической безопасности. Однако, на рубеже XX – XXI вв. произошел «пересмотр» взглядов на проблему экономической безопасности. В результате оптимальным  способом ее обеспечения  было провозглашено взаимовыгодное  международное  сотрудничество , стремление к сбалансированности национальной экономики, закрепление достойного  места  страны в  глобальном экономическом развитии.

Второй подход разработан в развитых азиатских странах (Япония, Китай). Здесь в центр изучения проблем экономической безопасности были поставлены прикладные  аспекты, в частности, вопросы выработки национальной политики обеспечения устойчивого, безопасного социально-экономического развития. При этом японские экономисты трактуют проблему экономической безопасности с позиций достижения бесперебойности поставок  из внешней среды ресурсов,  имеющих стратегическое значение для нормального  функционирования и развития экономики страны. Китайские исследователи особое внимание уделяют достижению  экономического  суверенитета страны на мировой арене, ее защищенности от  глобальных  рисков [9].

Таким образом, зарубежные исследователи определяют экономическую безопасность в контексте  обеспечения  защиты  народного  хозяйства  страны от  неблагоприятных  воздействий  извне.  Российские исследователи трактуют экономическую безопасность существенно шире: с позиций учета  как  внешних,  так  и  внутренних  факторов,  обуславливающих  способность  национальной  экономики  к  развитию. Российские ученые единодушны в том, что в современном обществе состояние экономической безопасности может быть достигнуто при таком развитии экономики, которое обеспечило бы:

• «защиту гражданских прав и свобод населения России, достойный уровень жизни, социальный мир и спокойствие в обществе;

• эффективное решение внутренних политических, экономических и социальных проблем, исходя из национальных интересов Российской Федерации;

• адекватное влияние страны на социально-экономические процессы, происходящие в различных регионах странах мира и затрагивающие национальные интересы России» [9].

В любом случае, как бы не трактовалось понятие экономической безопасности, а также структурное содержание этой категории, в современных условиях быстро меняющего мира и высокой неопределенности, для лиц, принимающих решения (далее – ЛПР), необходим методологический аппарат, который бы лежал в основе выработки эффективных мер государственной политики, направленных на нивелирование и предупреждение возникающих вызовов, рисков и угроз в этой сфере. В основе такого аппарата может лежать система управления рисками в области экономической безопасности, которая, по нашему мнению, должна базироваться на текущем мониторинге состояния экономической безопасности, а также включать в себя анализ существующих и прогнозирование возможных рисков и вызовов в сфере социально-экономического развития страны. Можно полагать, что в настоящее время, необходимо создание и проектирование модели экономической безопасности, способной «обеспечить безопасность страны и баланс ресурсов для реализации как оперативных, так и долгосрочных задач в соответствии со стратегическими планами развития государства» [10].

Полагаем, что система управления рисками в области экономической безопасности должна обеспечивать решение таких задач как:

- своевременное выявление наиболее значимых факторов, оказывающих влияние на состояние экономической безопасности, ранжирование их с учетом фактора времени не только по степени значимости, но и характеру оказываемого влияния, что по сути, представляет собой формирование набора рисков экономической безопасности;

- формирование набора управленческих воздействий, направленных на парирование, нивелирование и предотвращение условий для реализации рисков;

- прогнозирование последствий принятия тех или иных управленческих решений, их влияния на состояние экономической безопасности, а также на факторы, ее определяющие.

Очевидно, что такая модель может быть реализована при помощи различных эконометрических методов и математических инструментов, направление использования которых зависит от стоящих целей и задач, от конкретных исторических условий и уровня знаний.

Так, в начале XX века, В.В. Леонтьевым была разработана балансовая модель «затраты-выпуск», основанная на системе линейных уравнений, которая с успехом применялась в России и за рубежом до середины 70-х годов XX столетия. Несмотря на то, что предложенная балансовая модель экономики имела такие преимущества, как простота алгоритмов, возможность интеграции в системы более высокого уровня и сложности, а позволяла формировать содержательные и информативные рекомендации для развития национальной экономики, она имела и очевидные недостатки, к которым можно отнести: высокую трудоемкость, наличие ряда существенных допущений при построении модели, отсутствие учета в модели факторов монетарного характера и пр.

Становление кибернетики в середине ХХ в. позволило включить механизм «обратных связей» в эконометрические модели, используя методы векторной авторегрессии (VAR – 70-е годы и Sims - 80-е годах прошлого столетия), что дало возможность адекватно учитывать риски при формировании управленческих решений в области экономической безопасности. В 90-х годах в этих целях стали использовать векторные модели коррекции ошибок (VMEC), что позволяло устанавливать взаимосвязи для не стационарных процессов в долгосрочной перспективе[11].

Следующим этапом было внедрение структурных моделей экономики (VMEC), позволяющих с высокой степенью точности характеризовать все многообразие существующих в национальной экономике связей с использованием линейных уравнений взаимозависимости факторов экономического развития и динамики. Однако развитие новых технологий, а также появление новых видов экономической деятельности, существенно ограничили практику использования структурных моделей, поскольку они не позволяли быстро отражать подобного рода изменения. Вместе с тем, структурные модели хорошо себя зарекомендовали в решении задач прогнозирования. Сегодня их наиболее часто применяют во взаимоувязке с балансовыми моделями в динамических моделях общего равновесия[12]. Сочетая в себе достоинства указанных моделей, прежде всего, возможность выявления и анализа структурных сдвигов в экономическом развитии, построение динамических моделей общего равновесия предполагает обязательное привлечение экспертов, что вызывает вполне справедливую критику прогнозов, полученных с использованием данных моделей с точки зрения объективности прогнозных оценок. Не менее важной проблемой остается вопрос включения в модели элементов, не носящих сугубо экономический характер, но оказывающих значительное влияние на развитие национальной экономики и состояние экономической безопасности (экологические, внешнеполитические, международные риски и пр.). Таким образом, в целом в настоящее время не существует моделей, способных описать развитие реальной экономики во всем многообразии ее взаимосвязей и спрогнозировать состояние ее безопасности с учетом влияния множества факторов в условиях высокой неопределенности и риска.

Тем не менее, можно полагать, что для целей мониторинга состояния экономической безопасности страны, а также оценки влияния возникающих рисков и угроз в этой области, целесообразно использовать гибридную, комплексную модель, включающую:

- факторную подсистему, позволяющую отслеживать динамику наиболее значимых внешних и внутренних факторов, оказывающих влияние на состояние экономической безопасности,

- структурную подсистему, позволяющую сопрягать экспертные оценки с полученными количественными данными о состоянии экономической безопасности государства.

Применение гибридных моделей позволяет, при правильно проведенном процессе моделирования, получить довольно высокую точность прогнозных оценок на всем горизонте прогнозирования - кратко-, средне- и долгосрочном. «Уязвимым местом» данного класса моделей, как было указано выше, является использование экспертных оценок. Однако, можно с уверенностью полагать, что они необходимы и на этапе формирования, и на этапе внедрения модели. Это обусловлено тем, что в условиях динамично и неопределенно меняющейся среды именно с привлечением экспертных оценок возможно построение укрупненной структурно-факторной модели, которая бы давала обоснованное представление о формирующихся рисках и угрозах экономической безопасности государства. Кроме того, на этапе внедрения системы управления рисками в области экономической безопасности лица, принимающие решения, могут не обладать необходимыми компетенциями и навыками работы с новой системой управления, в том числе, навыком интерпретации полученных результатов в части, касающейся оценки значимости рисков и угроз. Именно поэтому включение подсистемы, основанной на экспертных оценках, является необходимым и обоснованным.

С принятием федерального закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации» в стране начала формироваться система документов стратегического планирования, которая продолжает развиваться и совершенствоваться и в настоящее время [16]. Внедрение принципов стратегического планирования в практику управленческой деятельности позволяет трактовать риски и угрозы в области экономической безопасности, в том числе и с точки зрения достижения целей, обозначенных в соответствующих стратегических документах. И здесь важную роль играет анализ вклада мероприятий, предусмотренных конкретным документом стратегического планирования, в обеспечение заданного уровня социально-экономического развития государства, обеспечивающего минимизацию угроз его экономической и национальной безопасности. В связи с этим возникает задача выявить и отобразить последствия принятых государственных решений не только на внутренние показатели-индикаторы, закрепленные в соответствующем документе стратегического планирования, но и в целом на уровень государственного и регионального социально-экономического развития. В результате решения таких задач должен быть сформирован оптимальный набор управленческих воздействий, направленных на нивелирование, а в идеале, предотвращение возникновения потенциальных критических ситуаций в ключевых областях развития национальной экономики.

Такой подход к управлению рисками в области экономической безопасности может быть реализован на базе Федеральной информационной системы стратегического планирования (ФИС СП), на платформе которой может осуществляться анализ отдельных стратегических документов, текущий мониторинг их реализации, а также оценка вероятности недостижения целей документов с формированием портфеля необходимых управленческих решений и рекомендаций. Вероятно, что такая подсистема должна быть или интегрирована в общую, комплексную систему управления рисками в области экономической безопасности или, как минимум, коррелировать с ее основными элементами.

В целом, стоящую на современном этапе задачу построения и внедрения в практику государственного управления системы управления рисками в области экономической безопасности возможно реализовать с использованием различных экономико-математических инструментов, каждый из которых имеет свои цели, задачи и преимущества применения. Не отрицая достоинств других методов экономико-математического моделирования и анализа социально-экономических процессов, полагаем, что одним из наиболее удобных и действенных методов является имитационное моделирование.

Как правило, в имитационную модель включаются ключевые характеристики исследуемого объекта, в данном случае, национальной экономики, а также внешние и внутренние события, способные оказать наиболее существенное влияние на его функционирование и развитие. Моделирование процессов макроэкономического уровня предполагает построение сложной имитационной модели, отражающей процесс целеполагания в его взаимосвязи с процессами социально-экономического развития государства. Для реализации указанной задачи возможно использование метода системной динамики с построением компьютерной программы численного решения уравнений, в том числе и нелинейных, лежащих в основе масштабной модели со множеством сложнейших структурных взаимосвязей[13]. Поскольку в основу такой модели положены «петли» обратных связей или замкнутые контуры, то появляется возможность выявить внутренние свойства сложной системы, которые не лежат на поверхности. Модель позволяет проследить и оценить влияние государственных решений на показатели социально-экономического развития, а также экономической безопасности в регионах и стране в целом.

Имитационная модель системы управления рисками может носить адаптивный характер, что позволит адаптировать ее к тем или иным изменениям приоритетов государственной политики путем корректировки значений показателей, которые лежат в ее основе, а также вида их взаимосвязей. Это дает широкие возможности использования модели в решении объемного класса задач, среди которых: планирование, анализ, прогнозирование и мониторинг развития государства.

Основная сложность использования данного класса моделей для целей управления рисками экономической безопасности страны, заключается в сложности учета влияния возникающих факторов внешней и внутренней среды, которые для целей моделирования могут трактоваться, как новые события, приводящие к изменению элементов системы (модели) или связей между ними. Причем природа возникновения таких факторов, как правило, носит стохастический характер, именно поэтому на современном этапе развития данного инструментария в целях мониторинга угроз и рисков экономической безопасности особо важное значение имеет последовательность включения в модель таких событий. С целью единства терминологического аппарата для использования его в процессе построения имитационных моделей предлагается ввести следующие определения:

Событие – любой факт, который может произойти либо на случайной основе, либо в силу управленческого воздействия, за исключением случаев изменения значений показателей состояния экономической безопасности (приближение к критическим значениям).

Если событие приводит к «возмущению» системы экономической безопасности, то есть влияет на любой ее элемент или связь между элементами, то оно трактуется, как воздействие:

- положительное воздействие на систему, которое может быть интерпретировано как возможность укрепления экономической безопасности;

- отрицательное воздействие на систему, которое может прямо или косвенно привести к возникновению ущерба национальной экономике, то есть является угрозой экономической безопасности.

Вероятность реализации отрицательного воздействия предлагаем считать риском в области экономической безопасности.

Очевидно, что после фиксации наступления события, для включения его в имитационную модель экономической безопасности необходимо подобрать ему количественно измеряемый параметр, всесторонне характеризующий событие и позволяющий отследить динамику его реализации. Кроме того, каждое событие должно удовлетворять таким критериям как:

- существенность воздействия (количество затрагиваемых элементов (узлов) модели);

- вероятность реализации – оценка наступления рисков и возможностей;

- оценка потенциальной длительности воздействия или горизонт реализации события (квартал, полгода, год).

Далее каждое событие должно быть идентифицировано в качестве угрозы или возможности, т.е. оказывает ли оно положительное или отрицательное воздействие на развитие национальной экономики. После этого, необходимо соотнесение угрозы/возможности с одной из предметных сфер модели (реальный сектор, финансовый сектор, социальная сфера, внешнеэкономическая деятельность и пр.). В случае, если угроза/возможность затрагивают несколько предметных областей модели, необходимо определить на какую из них оказывается наибольшее воздействие. Такое определение будет являться приоритетным фокусом государственной политики для нейтрализации угрозы или реализации возможности.

На основании представленного алгоритма и разработанных критериев включения любого внешнего или внутреннего фактора (события) в имитационную модель можно проследить вероятность возникновения угроз и рисков в сфере экономической безопасности, тем самым уменьшить их негативное воздействие на уровень социально-экономического развития либо предотвратить их появление путем разработки и своевременного внедрения управленческих мер.

Подводя итог, можно полагать, что систему управления рисками в области экономической безопасности целесообразно строить на принципах комплексности не только по охвату элементов системы и их взаимосвязанности, но и по широте решаемых задач. Использование структурно-факторной модели дает возможность представить основное содержание элементов системы обеспечения экономической безопасности и связей между ними, а также выявить важнейшие факторы, определяющие динамику состояния экономической безопасности государства во времени. Внедрение имитационной составляющей позволит проводить эксперименты с моделью, целью которых является оценка эффективности управляющего воздействия, выявление «узких» мест в ресурсном обеспечении, необходимом для достижения состояния защищенности национальной экономики от внешних и внутренних угроз.

Такой подход позволяет значительно повысить автоматизацию управленческих процедур и регламентов, что в свою очередь будет способствовать снижению уровня субъективности при принятии управленческих решений на всех уровнях системы государственного управления РФ.

Вместе с тем полагаем, что в дальнейшем для обеспечения высокой эффективности системы управления рисками в области экономической безопасности в имитационные модели должны быть инкорпорированы математические модели, основанные на принципах работы живых систем – нейронные сети, которые в последнее годы получили широкое распространение во всех сферах человеческой деятельности, прежде всего, процедурах поддержки управленческих решений [14]. Отличие нейронных сетей от традиционных моделей прогнозирования заключается в возможности учета гигантских объемов информации (тысячи и десятки тысяч данных за много лет), что и повышает качество аналитических процедур и точность прогнозных оценок, которая может достигать уровня свыше 90%[11].

Таким образом, теоретическая модель системы экономической безопасности государства должна иметь следующие характеристики: ядром должна быть интеллектуальная самообучающаяся распределенная многоуровневая система на основе нейронных сетей, обеспечивающая все необходимые вычисления при изменении целей социально-экономического развития; вновь возникающих международных и внутренних вызовов, влияющих на национальную безопасность; изменении технологических укладов и внедрение инновационных технологий с учётом достойного качества жизни населения, сбалансированности всех видов ресурсов, интересов частного капитала. При этом система должна обеспечить возможность оценки и мониторинга в режиме реального времени экономической и социальной эффективности принимаемых государственными органами управленческих решений, результатов государственных и отраслевых программ и программ предприятий с государственным участием, а также действий крупных частных компаний; анализировать все взаимосвязи субъектов экономики государства и оценивать их в системе индикативных показателей.

 

 

Литература:

1. Латов Ю.В. Национальная экономическая безопасность в историческом контексте // Историко-экономические исследования. - 2007.- № 1. - С.5-16

2. Кравчук А.А. Категории «вызов», «опасность», «угроза» в теории национальной безопасности // Вестник ЗабГУ. 2016. Т. 22. № 11. С. 65-74

3. Авдинский, В.И., Дадалко, В.А., Синявский, Н.Г. Национальная и региональная экономическая безопасность России [Текст]: учеб. пособие . — М. : ИНФРА-М, 2017. — 363 с.

4. Кротов М.И., Мунтиян В.И. Экономическая безопасность России: Системный подход / М.И. Кротов, В.И. Мунтиян. – СПб.: Изд-во НПК «РОСТ», 2016. – 336 с.

5. Сорокина Н.Ю. Обеспечение экономической безопасности регионов как результат их устойчивого развития // Вестник Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова.-2017.-№ 5(95).- С. 146-152.

6. Абалкин Л. Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение // Вопросы экономики. 1994. № 12. С. 4–13.

7. Самсонов К. Элементы концепции экономической безопасности // Вопросы экономики. 1994. № 12. С. 14.

8. Сенчагов В.К. Методология обеспечения экономической безопасности // Экономика региона. 2008. № 3. С. 28-39.

9. Основы экономической безопасности: учебное пособие / под ред. Г.Ю. Гагариной.- Москва : ФГБОУ ВО «РЭУ им. Г.В. Плеханова», 2017. – 196 с.

10. Смирнова О.О. Основы стратегического планирования Российской Федерации // М., ИД "Наука", 2013, - 302 с.

11. Смирнова О.О., Прохоров В.Н. Математический инструментарий для системы государственного стратегического планирования России. // Mathematical tools for the system of the state strategic planning of Russia. // «European science» 8 (9), 2015, p.73-77 URL: http://viperson.ru/articles/matematicheskiy-instrumentariy-dlya-sistemy-gosudarstvennogo-strategicheskogo-planirovaniya-rossii

12. Макаров В.Л., Бахтизин А.Р., Сулакшин С.С. Применение вычислимых моделей в государственном управлении. — М.: Научный эксперт, 2007. — 304 с.

13. Беляевская-Плотник Л.А. Использование сценарного подхода при обосновании направлений государственного регулирования налогообложением //БизнесИнформ. - 2009. -№ 12. - С. 116-119.

14. Галушкин А. И. Нейронные сети. Основы теории / А. И. Галушкин. – М. : Горячая линия – Телеком, 2012. – 496 с.

15. Сильвестров С.Н., Побываев С.А., Котова Н.Е., Лапенкова Н.В., Смирнов В.В. Подход к выявлению угроз и оценке состояния экономической безопасности // Экономические науки. 2017. № 156. С. 7-10.

16. Федорищев В.А., Воронин В.В., Гайнулин Д.Г. Структура системы документов стратегического планирования Российской Федерации // Научные труды Вольного экономического общества России. 2016. Т. 197 С. 37-53.